15.10.2017

Русские конвои. Последний поход «Шарнхорста» (3 часть)

На Рождество, когда эскадра следовала на север, поднялся сильный шторм с юго-запада. Высокие волны и снежные шквалы сильно затрудняли плавание и сокращали и без того плохую видимость. Огромные водяные горы с белыми гребнями набегали с левой раковины, подхватывали эсминцы и сбивали их с курса. Рулевым приходилось трудиться в поте лица. Даже тяжелый «Дьюк оф Йорк» раскачивался с выматывающей душу монотонностью. Качка становилась все сильнее по мере усиления шторма. По мнению адмирала Фрезера, эскадра провела «весьма неприятную» ночь. Как мы теперь знаем, немцы не заметили обратный конвой RA-55A.

Адмирал Фрезер еще раз нарушил радиомолчание и приказал адмиралу Барнетту повернуть этот конвой чуть севернее, а также направить 4 эсминца из состава его эскорта на помощь конвою JW-55B. Теперь в охранении этого конвоя шли 14 эсминцев, чего хватило бы для отражения любой попытки немецких кораблей атаковать JW-55B. Они встретили бы сильнейшее сопротивление как раз того рода, какого больше всего опасались. Хотя раньше германская служба радиоперехвата была более эффективна, чем допускало Адмиралтейство, сейчас она не перехватила ни одной из двух радиограмм адмирала Фрезера.

Но условия передачи и приема в Арктике всегда были неустойчивыми. Поэтому Дениц, вернувшись в Париж, утром на Рождество начал анализировать ситуацию. Вот как она для него выглядела: «Конвой с военными грузами для России следует через район, где может быстро оказаться наша Боевая Группа. Крейсерское сопровождение не сможет сдержать наш линкор. Их координаты, курс и скорость известны. Так как лед вблизи острова Медвежий мешает уклониться, а немецкие корабли имеют превосходство в скорости, у конвоя нет шансов уклониться от атаки». С этого момента следует считать, что Дениц окончательно решил дать бой британским крейсерам.

Однако одной из характерных особенностей боевых приказов была оговорка: «Бой можно прекратить по вашему усмотрению. Вы в принципе должны выходить из боя в случае появления крупных вражеских сил». Хотя, как мы видели, воздушная разведка была недостаточно надежной из-за нехватки самолетов и плохих погодных условий, он считал, что даже если английские линкоры и выйдут в море, они будут держаться на большом расстоянии от конвоя. Из этого Дениц делал вывод, что «Шарнхорст» имеет все шансы провести стремительную атаку. Но в глубине сознания Дениц помнил об ухудшающейся ситуации на русском фронте, которая требовала какого-нибудь героического поступка от флота.

Гросс-адмирал использовал это в поддержку своего решения отправить в рейд Боевую Группу. Он заявлял, что его решение поддержали адмирал Шнивинд и РВМ, но, судя по всему, Шнивинд не столь оптимистично смотрел на операцию, которую затеял его начальник. Шнивинд время от времени получал донесения о продвижении конвоя. В 9.00 подводная лодка U-601, поддерживавшая контакт с конвоем, сообщила, что тот только что прошел над ней. В 10.00 координаты конвоя сообщил самолет, который вскоре после этого вернулся на базу. В 12.15 Шнивинд все еще ждал приказа из Берлина отправить в море Боевую Группу, однако он приказал привести корабли в часовую готовность.

Наконец, в 14.15 он получил условный сигнал от Деница: «Ostfront» Это означало, что выход назначен на 17.00, однако позднее время было изменено на 19.00, чтобы дать время адмиралу Бею с его штабом перебраться с «Тирпица» на «Шарнхорст». Тот факт, что это все еще не было сделано, ясно указывает, что Бей не ожидал приказа о выходе в море. В 14.20 U-601 снова сообщила курс и скорость конвоя, а завершила радиограмму сводкой погоды: «Ветер южный 7 баллов (33 узла), дождь, видимость 2 мили».

Получив это сообщение, Шнивинд позвонил по телефону в Берлин, предложив отложить операцию, поскольку не было данных авиаразведки, а погода оказалась слишком плохой. Он также предложил атаковать конвой силами эсминцев, которые прикрывал бы «Шарнхорст». Но Дениц не согласился менять план. Интересно отметить, что Шнивинд, несмотря на отказ Берлина, в своем приказе на операцию предоставил Бею самые широкие полномочия.

1) Боевая Группа должна атаковать конвой на рассвете 26 декабря (примерно в 11.00) силами «Шарнхорста» и 5 эсминцев.
2) Совместная атака проводится, только если позволяют условия (погода, видимость, достоверная информация о противнике)
3) Если условия соответствуют, эсминцы атакуют одни. Линейный крейсер находится поблизости и следит. Если адмирал сочтет желательным, «Шарнхорст» находится в готовности в одном из внешних фиордов»

Боевая Группа вышла в море согласно приказу, и как только земля скрылась из вида, взяла курс на север, развив 25 узлов. Волна шла почти точно с кормы, и «Шарнхорст» чувствовал себя совсем неплохо. Однако эсминцы с их тяжелыми 150-мм орудиями сильно качало. Около полуночи Бей нарушил радиомолчание, чтобы сообщить в штаб Группы ВМФ «Север», что он прибыл в район операции, однако действиям эсминцев сильно мешает погода, поэтому он вынужден снизить скорость. Шнивинд ответил Бею, что он может отпустить эсминцы, если те не в состоянии справиться с волной, и продолжать крейсерство с одним «Шарнхорстом»

Термин «крейсерство» должен был подчеркнуть, что следует использовать ту же тактику, что и крейсера в дальнем походе, то есть не атаковать хорошо защищенный конвой. Радиограмма заканчивалась словами: «Оставляю решение на усмотрение командира Боевой Группы». Примерно в это же время Бей получил напутственную радиограмму Деница, который предлагал ему «использовать тактическую ситуацию умело и отважно, решительно атаковать, используя превосходство «Шарнхорста» в огневой мощи. Прекращение боя оставляется на усмотрение адмирала, а если будут встречены превосходящие силы, от боя следует уклониться».

Смысл этих инструкций не слишком понятен, так как Дениц полностью доверял Бею. Появление в радиограмме фразы о необходимости избегать боя с превосходящими силами имела такие же несчастливые последствия, как и в случае с Кумметцем год назад. Но Бей уже совершил свою первую ошибку, нарушив радиомолчание, чтобы послать упомянутую радиограмму. Бдительная английская служба радиоперехвата засекла ее, и был сделан вывод, что «Шарнхорст» находится в море. Эта информация немедленно была передана адмиралу Фрезеру, и он получил ее 26 декабря в 3.39.

Ситуация на этот момент складывалась следующая:
а) Следующий на запад конвой RA-55A находится в 220 милях к западу от острова Медвежий и движется курсом W со скоростью 8 узлов. Противник его не обнаружил.
b) Следующий на восток конвой JW-55B находится в 50 милях южнее острова Медвежий и движется курсом ONO со скоростью 8 узлов. За ним следит U-601.
с) Крейсера вице-адмирала Барнетта находятся в 150 милях на восток от конвоя JW-55B и следуют курсом SW-t-W со скоростью 18 узлов.
d) Адмирал Фрезер на линкоре находится в 220 милях юго-западнее конвоя JW-55B и следует на восток со скоростью 24 узла. После получения сообщения о «Шарнхорсте» скорость была немедленно увеличена.
е) Примерно в 100 милях юго-восточнее конвоя находится «Шарнхорст», который вместе с эсминцами Z-29, Z-30, Z-33, Z-34, Z-38 идет на север со скоростью 25 узлов.

В 4.01 адмирал Фрезер снова нарушил радиомолчание, чтобы приказать вице-адмиралу Барнетту и командиру эскорта JW-55B сообщить свои координаты. Одновременно он указал положение свой эскадры. В условиях темноты, плохой видимости и отвратительной погоды преимущества наличия точной информации о положении всех соединений перевешивали возможные недостатки, которые появятся, если они будут запеленгованы противником. Но вышло так, что немцы не сумели перехватить эти сообщения. В 6.28 адмирал Фрезер отправил еще одну радиограмму, приказав конвою повернуть на северо-восток, чтобы затруднить «Шарнхорсту» поиски.

В Раздел