15.10.2017

Русские конвои. Значительные события (4 часть)

Однако и они внесли колоссальный вклад в успех операции. Адмирал Барри сказал позднее: «Перегонные экипажи миджетов заслуживают самой высокой благодарности за то, что проделали долгий и тяжелый путь, а также за то, что сдали свои корабли боевым экипажам в состоянии полной исправности». Смена экипажей произошла вечером 19 сентября, после того как все подводные лодки увидели Норвегию. Затем, не отдавая буксира, они пошли к берегу. В этом момент буксировочный конец «Стабборна» перепутался с минрепом сорванной с якоря мины. Мину подтянуло к носу Х-7, но его капитан, лейтенант Б.К.Г. Плейс, сумел оттолкнуть смертоносный снаряд.

Вечером 20 сентября 4 миджета отдали буксировочные концы и двинулись навстречу опасностям. Командирами остальных 3 сверхмалых лодок были: Х-5 - лейтенант Г. Генти-Крир, Х-6 - лейтенант Д. Камерон. Х-10 - лейтенант К.Р. Хадспет. Первой опасностью, которая подкарауливала их, были мины, преграждавшие вход в фиорд. Все миджеты благополучно прошли над ними в надводном положении ночью 20/21 сентября. Днем Х-5, Х-6 и Х-7 вошли в фиорд, а Х-10, на которой начались многочисленные поломки механизмов, зашел в маленький заливчик на острове Стерной, где капитан наделся отремонтироваться. К несчастью, это не удалось, и Х-10 участия в операции не принял.

В 16.40 Х-7 заметил «Шарнхорст», стоящий возле острова Аарой. Линейный крейсер только что вернулся с артиллерийских учений. Однако этот миджет имел иную цель, а потому вместе с Х-6 двинулся дальше вверх по фиорду. Они провели часть ночи 21/22 сентября возле группы островков Браттхольм, всего в 4 милях от ничего не подозревающего «Тирпица». У Х-6 возникли проблемы с перископом, и потому дальнейшие действия этого миджета еще более замечательны. Примерно в полночь лейтенант Плейс привел Х-7 в Каа-фиорд, через час туда же вошел Х-6 лейтенанта Камерона.

Они сумели прорваться сквозь противолодочную сеть, прикрывающую вход в фиорд, но остались под водой, чтобы не столкнуться с патрульным катером. Х-7 запутался в запасной секции сети, которая, вероятно, окружала бывшую стоянку «Лютцова», и миджету потребовалось более часа, чтобы освободиться. В 7.05 Х-6 прошел сквозь проход в сети, который был открыт, чтобы пропустить катер. Он был закрыт буквально через несколько секунд после того, как миджет проскользнул в брешь. К несчастью, в этот момент Х-6 сел на мель и был замечен одним из артиллеристов «Тирпица», которые в это время занимались чисткой орудий.

Но тут англичанам повезло, так как командир корабля узнал об этом с большим опозданием. В этот момент Х-6 ударился о подводную скалу, и его снова выбросило на поверхность. Миджет запутался в сети у противоположного борта линкора, снова освободился, и лишь после этого Камерон сумел сбросить подрывные заряды под носовыми башнями линкора. Часы показывали 7.15, взрыв должен был произойти через час. Поняв, что спастись не удастся, Камерон приказал затопить миджет, удостоверившись, что секретное оборудование и документы уничтожены. Его вместе с экипажем выудил из воды катер «Тирпица», который был отправлен проверить, что там заметили матросы.

Х-7 повезло гораздо больше. Лодка запуталась в сетях, окружающих линкор, но довольно быстро сумела освободиться. Лейтенант Плейс с удивлением обнаружил, что он находится внутри заграждения на расстоянии всего 30 ярдов от «Тирпица». Он двинулся вперед, проскользнул под килем линкора, сбросил один заряд под носовыми башнями, а другой - на расстоянии 200 футов в сторону кормы. Успешно выполнив задание, Плейс попытался ускользнуть. Однако при этом миджет запутался в сети, вырвался и снова запутался уже в другой сети. Давление воздуха в баллонах неумолимо падало, гирокомпас вышел из строя, и Плейс принялся размышлять, что делать дальше.

Но тут в 8.12 прогремел ужасный взрыв, который вырвал лодку из сети. Хотя особых повреждений миджет не получил, держаться под водой он уже не мог. Каждый раз, когда Х-7 выскакивал на поверхность, его встречал шквал огня из автоматического оружия. Плейс сумел привести свою лодку к артиллерийскому щиту, на который он и выбрался. Но прежде чем это сделали остальные члены экипажа, Х-7 затонул. Через 2,5 часа помощник Плейса суб-лейтенант Айткен вынырнул на поверхность в спасательной маске. Он отважно попытался спасти двух других членов экипажа, но напрасно, хотя Айткен оставался под водой, пока не израсходовал весь кислород.

Прежде чем описать, что в это время творилось на борту «Тирпица», необходимо закончить рассказ об Х-5. В последний раз этот миджет видели, когда он вместе с Х-6 и Х-7 шел к Альтен-фиорду. Однако потом эта лодка пропала. Немцы утверждают, что потопили ее в 8.42 артиллерийским огнем и глубинными бомбами на подходе к «Тирпицу». Спасшихся не было, поэтому о судьбе лодки точно ничего не известно. На борту «Тирпица» довольно быстро осознали грозящую кораблю опасность, после того как впервые был замечен Х-6. Уже через 15 минут были задраены все водонепроницаемые двери.

Когда командиру линкора капитану 1 ранга Майеру сообщили о происходящем, он немедленно сигналом вызвал буксир и приказал поднимать пары. Однако поняв, что на все это потребуется время, Майер решил передвинуть корабль, вытравливая цепь левого якоря и выбирая цепь правого. Это уже начали делать, когда прогремел взрыв, но, судя по всему, своевременные меры помогли ограничить повреждения. Все 4 заряда взорвались одновременно, после взрыва первых двух сдетонировали и остальные. Результат одновременного взрыва 8 тонн аматола был ужасным. Линкор подскочил на 5 или 6 футов, люди на палубе попадали.

Погасли все лампы, сразу появился крен 5 градусов на левый борт. Последующий осмотр показал, что все 3 машины вышли из строя. Система управления огнем была разбита. 2 башни оказались заклинены. Было повреждено электрооборудование и радиостанции. Левый руль был смят. Линкор полностью вышел из строя на очень длительный срок. Адмирал Барри правильно сказал, что это была «смелая атака, которая наверняка войдет в историю как одна из самых отважных операций всех времен». Лейтенанты Плейс и Камерон были награждены Крестами Виктории за выдающуюся отвагу. Однако они вместе с остальными 4 уцелевшими моряками провели остаток войны в лагерях военнопленных.

Хотя все офицеры и матросы, участвовавшие в операции, заслуживают самых высоких благодарностей, многочисленные поломки материальной части показывают, что миджеты были слишком сырым и непроверенным оружием. Однако вспомним, что еще год назад Черчилль говорил, что один корабль влияет на ход всей морской войны, и его нужно вывести из строя любой ценой. Хотя после атаки миджетов «Тирпиц» остался на плаву, он больше не являлся действующей единицей. Флот Метрополии получил долгожданную передышку, которая облегчила проводку русских конвоев.

В Раздел