15.10.2017

Русские конвои. Последний поход «Шарнхорста» (4 часть)

Он также приказал крейсерам держаться ближе к конвою. В течение ночи адмирал Бей получил копии радиограмм от самолетов-разведчиков, переданных ему с большим опозданием. Из вчерашнего сообщения от 15.10 он узнал, что радар самолета не обнаружил никаких вражеских кораблей на расстоянии 50 миль от конвоя. Проанализировав полученную информацию, Бей определил, что к 6.30 он окажется в 30 милях от своей цели. Поэтому в 7.00 он повернул на юго-запад, действуя, судя по всему, на основании сообщения подводной лодки и неточно вычисленной позиции конвоя. Бей приказал эсминцам выдвинуться на 10 миль вперед и развернуться строем фронта с интервалами 5 миль.

В этот момент немецкое соединение пошло навстречу шторму, и ему пришлось снизить скорость до 10 узлов. Разумеется, Бей поступил бы гораздо умнее, если бы вышел к предполагаемой западной точке нахождения конвоя и вел поиск на восток. В этом случае ветер и волны приходились бы ему в корму. В 8.40 крейсер «Белфаст», флагман адмирала Барнетта, который 25 минут назад повернул на северо-восток и увеличил скорость до 24 узлов, чтобы сблизиться с конвоем, обнаружил «Шарнхорст» радаром на расстоянии 17,5 миль почти точно на западе. Немецкий корабль находился между крейсерами и конвоем в 30 милях к востоку от последнего.

По причинам, которые так и останутся неизвестными, в 8.20 Бей повернул «Шарнхорст» на север и увеличил скорость, не сообщив эсминцам об этом. Теперь он шел навстречу британским крейсерам, и расстояние между ними быстро сокращалось. В 9.21, когда «Шеффилд» сообщил: «Вижу неприятеля», дистанция составляла 6,5 миль. Через 3 минуты «Белфаст» выпустил осветительный снаряд, а в 6.29 Барнетт приказал своей эскадре открыть огонь. Но в этот момент линия огня 2 головных крейсеров была перекрыта, и приказ выполнил только «Норфолк». Он попал в линейный крейсер вторым и третьим залпами, уничтожив его носовую радарную установку.

«Шарнхорст» был захвачен врасплох. Он сразу увеличил скорость и повернул на юго-восток. Как только «Шарнхорст» оторвался от крейсеров, он снова повернул на северо-восток, а потом на север. Можно было предположить, что он старается обойти крейсера и прорваться к конвою. Чтобы помешать ему, Барнетт сначала последовал за Беем на юго-восток. Поняв, что немецкий корабль, двигаясь против волны и ветра, сможет держать более высокую скорость, чем крейсера, Барнетт повернул обратно к конвою. Он постарался перекрыть пути подхода с юго-запада. Адмирал Дениц критиковал действия Бея в этой первой стычке по двум пунктам.

Прежде всего, он сказал: «Имелись все основания, после того как утром был установлен контакт с противником, довести этот бой до конца». Во-вторых, Бей ошибся, не приказав эсминцам присоединиться к нему. Но эта критика была высказана задним числом. Бей не имел точных сведений о силе эскадры, с которой столкнулся. Он помнил приказ Деница не вступать в бой с превосходящими силами. «Шарнхорст» имел 9–280-мм, 12–150-мм, 14–105-мм орудий и 2 трехтрубных торпедных аппарата. Его поясная броня имела толщину 350 мм, а две броневые палубы - 50 мм и 95 мм. Поэтому корабль был хорошо защищен и неплохо вооружен. «Белфаст» и «Шеффилд» имели по 12–152-мм орудий, а «Норфолк» был вооружен 8–203-мм орудиями.

Если бы Бей сохранил при себе 5 эсминцев, каждый из которых имел по 5–150-мм орудий, его превосходство в огневой мощи стало бы подавляющим. Задача адмирала Барнетта стала бы во много раз сложнее. В 10.09 Бей запросил у командира дивизиона эсминцев капитана 1 ранга Иоханнесена, находившегося на Z-29, его координаты. Иоханнесен сообщил, что действует согласно плану и движется на юго-запад со скоростью 12 узлов, а также передал свои координаты. Через 18 минут он получил приказ повернуть на ONO и увеличить скорость до 25 узлов. Тем временем в 9.30 адмирал Фрезер приказал конвою повернуть на север и приказал командиру эскорта выделить 4 эсминца на помощь Барнетту.

Это было сделано, и в 10.25 командир дивизиона эсминцев капитан 2 ранга Р.Л. Фишер сообщил об этом Барнетту. Через 25 минут эсминцы присоединились к крейсерам и заняли место впереди них. Теперь эскадра Барнетта находилась в 10 милях впереди конвоя. Главнокомандующему было ясно, что если крейсера не сумеют восстановить контакт с «Шарнхорстом», он сам не сможет вступить в бой с немцами. Однако самой главной заботой британских адмиралов оставалось обеспечение безопасности конвоя. Такая стратегия часто вынуждала действовать излишне осторожно, но в данном случае от нее пришлось отказаться.

Англичанам пришлось вести конвой через район, который контролировал противник. Никакого другого способа навязать бой немцам не имелось. Барнетт был совершенно уверен, что «Шарнхорст» попытается вернуться к конвою, поэтому он держал свои силы сосредоточенно, так как лишь в этом случае адмирал мог отогнать линейный крейсер. Если бы он развернул эскадру для поисков, каждый корабль по отдельности оказался бы много слабее противника. Кроме того, пытаясь сохранить контакт с «Шарнхорстом», Барнетт мог столкнуть с другой проблемой. Немецкий корабль мог оторваться от него и первым догнать конвой, так как, следуя против волны и ветра, мог держать более высокую скорость, чем английские крейсера.

Именно эти соображения впоследствии высказало Адмиралтейство, но правильность действий Барнетта в сложившейся обстановке нельзя оспаривать, и Фрезер поддержал его в своем рапорте. В 10.12 немецкий самолет сообщил, что обнаружил с помощью радара несколько кораблей, которые дали на экране одну большую отметку и группу мелких. Из-за темноты визуально опознать корабли было невозможно. Координаты, переданные самолетом, указывали точку в 49 милях на ONO от истинного места эскадры адмирала Фрезера и в 107 милях на SW от «Шарнхорста». Так как дул сильнейший юго-западный ветер, такая ошибка вполне объяснима, особенно если экипаж самолета не подготовлен специально к действиям над морем.

Получил «Шарнхорст» это сообщение или нет, мы не знаем. Это зависело от того, был ли его приемник настроен на частоты Люфтваффе. В любом случае, адмирал Бей продолжил поиски конвоя, но предположение, что сообщение было получено, поддерживает заявление унтер-офицера Гёдде, спасенного с «Шарнхорста». Он говорит, что около 11.00 по внутрикорабельной связи команде корабля объявили, что в 150 милях на запад замечены английские линкоры. По другим сообщениям, это объявление последовало только в 15.00, когда команде было разрешено обедать, хотя, может быть, это был повтор раннего сообщения.

В 11.58 Бей снова обменялся координатами с командиром эсминцев и приказал ему атаковать конвой, так как считал, что подводные лодки 2 часа назад передали его координаты. К этому времени эсминцы находились намного восточнее конвоя, поэтому им снова пришлось повернуть навстречу волне. Примерно в поддень адмиралу Фрезеру пришлось принимать сложное решение, так как запасы топлива на его эсминцах стали подходить к концу. Ему пришлось выбирать: следовать в Кольский залив или возвращаться в Исландию. Существовала вероятность, что после стычки с крейсерами противник отменил операцию и взял курс на Альтен-фиорд.

В этом случае шансов перехватить его почти не оставалось, поэтому риск появления в Баренцевом море мог оказаться неоправданным. Но в 12.05 проблема разрешилась сама собой, так как с «Белфаста» пришло сообщение, что он снова установил контакт с «Шарнхорстом». Линейный крейсер находился в 15 милях на ONO от него. «После этого я понял, что у нас есть все шансы поймать противника», - писал позднее адмирал Фрезер. Вражеский корабль шел на запад со скоростью около 20 узлов. Так как английские крейсера шли на восток, дистанция стремительно сокращалась. В 12.21 «Шеффилд» заметил вражеский корабль, и все 3 крейсера немедленно открыли огонь с дистанции 5,5 миль.

Снова «Шарнхорст» немедленно отвернул прочь, что помешало эсминцам капитана 2 ранга Фишера использовать свои торпеды. Началась перестрелка, которая продолжалась около 20 минут. За это время «Норфолк» получил 2 попадания 280-мм снарядами. Одна башня на нем была разбита, а радарные установки вышли из строя. В 12.41 Барнетт приказал своим кораблям прекратить огонь. Он начал преследование линейного крейсера, который уходил на SSO со скоростью 28 узлов, что позволяло «Дьюк оф Йорку» без труда перехватить его. Дениц снова заметил, что Бей должен был продолжить бой с крейсерами, особенно потому, что на сей раз выгоды освещения были на его стороне.

В Раздел