19.11.2017

Советское военно-морское искусство в Великой Отечественной войне. Оборона военно-морских баз (1 часть)

По взглядам, существовавшим в Военно-Морском Флоте СССР перед Великой Отечественной войной, оборона военно-морских баз с моря, воздуха и суши должна была носить активный характер и осуществляться в тесном взаимодействии военно-морских сил с сухопутными войсками и авиацией. Основной задачей военно-морских сил в этом случае считалось отражение нападения на базу с моря и воздуха. Допускалась возможность не только попыток прорыва противником минно-артиллерийской позиции, прикрывавшей базу, нападения его на корабли, находившиеся в ней, и на ее береговые объекты, но и высадка десанта в пределах операционной зоны базы.

Оборона военно-морской базы с суши возлагалась на сухопутные войска. Устойчивость сухопутной обороны военно-морской базы должна была обеспечиваться заблаговременной подготовкой ее фронта. Предусматривалось создание многополосной, достаточно глубоко эшелонированной оборонительной системы, способной к отражению наступления крупных механизированных сил противника. Однако такие взгляды, подтвержденные опытом русско-японской и первой мировой войн, по существу, оставались лишь взглядами. Хотя и признавалось, что военно-морские базы наиболее уязвимы с сухопутных направлений, захват их с этой стороны считался маловероятным.

Этот своеобразный оперативно-стратегический парадокс возник в результате двух различных как будто, но по существу родственных причин: общей направленности оперативно-стратегических взглядов, существовавших до начала второй мировой войны, в основе которых лежала идея предстоявшей борьбы с наиболее сильным морским противником, и убежденность, что с началом войны военные действия будут перенесены на территорию врага. Из-за этого военно-морские базы к началу Великой Отечественной войны не имели подготовленных в инженерном отношении сухопутных фронтов обороны (за исключением Ханко и отчасти левого фланга оборонительной системы Кронштадтской военно-морской базы)

Оборонять же их пришлось только от сухопутных и военно-воздушных сил противника. Как уже отмечалось, задача обороны военно-морских баз с суши возлагалась на сухопутные войска, которые должны были взаимодействовать с корабельной артиллерией и силами береговой обороны флота. Несмотря на эти, казалось бы, правильные взгляды, единства в организации командования силами, совместно действующими при обороне базы, перед началом войны достигнуто не было. На Черном море командиры военно-морских баз и укрепленных секторов в отношении обороны побережья в пределах своих границ находились в оперативном подчинении командующих соответствующими военными округами.

На Балтике и на Севере четкости в организации командования не было ни перед войной, ни в ее начале. Это сказалось сразу же при возникновении непосредственной угрозы Либаве и Мурманску, когда буквально в считанные часы перед началом войны пришлось заняться организацией взаимодействия флота с сухопутными войсками. Неподготовленность сухопутных фронтов обороны баз являлась очень серьезным, но, к сожалению, не единственным недостатком в организации обороны военно-морских баз. Ощущался недостаток сил и средств ПВО, и в частности зенитной артиллерии - как по количеству орудий, так и по качеству некоторых их образцов. В первые же недели войны выявилась необходимость усилить мощность зенитной артиллерии путем увеличения калибра орудий и числа автоматических пушек, некоторого изменения применявшихся бес приборных методов стрельбы и т. д.

Наконец, у некоторых передовых военно-морских баз, в частности Либавы, отсутствовали запасы, достаточные для обеспечения длительной обороны в условиях окружения. Однако, несмотря на все эти существенные недостатки, упорная оборона военно-морских баз силами Военно-Морского Флота и Советской Армии значительно снижала темпы продвижения неприятеля на приморских флангах сухопутного фронта. Широкий диапазон задач, которые стояли перед силами обороны, и разнообразие условий их осуществления способствовали развитию советского военного и военно-морского искусства.

Участие Военно-Морского Флота в обороне баз выражалось:
- в систематической поддержке оборонявшихся сухопутных войск огнем корабельной и береговой артиллерии;
- в содействии оборонявшимся войскам высадками морских десантов на флангах противника;
- в действиях авиации ВМФ на сухопутных направлениях в интересах оборонявшихся сухопутных войск;
- в прикрытии баз с воздуха силами ПВО ВМФ;
- в прикрытии подступов к военно-морским базам со стороны моря;
- в обеспечении морских сообщений, осажденных с суши военно-морских баз, а также в перевозках морем на боевых кораблях сил и средств усиления оборонявшихся войск и всех видов их снабжения, эвакуация раненых и гражданского населения;
- в повседневной боевой деятельности, направленной на создание благоприятного оперативного режима в пределах операционной зоны базы.

Военно-Морской Флот сыграл также решающую роль при эвакуации военно-морских баз, обеспечивая отход сухопутных войск и наземных частей военно-морских сил, погрузку и посадку их на транспортные средства, и переход морем. Кроме того, на всех театрах в наиболее трудные месяцы первого периода войны Военно-Морской Флот помогал приморским группировкам Советской Армии, выделив для их усиления значительные формирования морской пехоты, которая сыграла видную роль в обороне военно-морских баз с суши. Наконец, Военно-Морской Флот оказывал широкую помощь взаимодействовавшим с ним сухопутным войскам средствами и запасами.

В задачи настоящего труда не входит историческое описание боевых событий, поэтому в данной главе речь пойдет лишь о частных и общих выводах по обороне Либавы, Таллина, Ханко, Одессы и Севастополя. Эти выводы основаны на наиболее существенных фактах, относящихся к подготовке и осуществлению обороны этих баз. Оборона военно-морской базы Либава (Лиепая) началась с первых часов нападения фашистской Германии на Советский Союз и продолжалась до 27 июня, когда части 67-й стрелковой дивизии и наземные части военно-морской базы по приказу командующего 27-й армией и командующего КБФ начали прорыв к Виндаве (Вентспилс)

Бойцы, старшины, командиры частей и подразделений базы и воины 67-й стрелковой дивизии, защищая Либаву, проявили высокую доблесть и отвагу. В упорных и кровопролитных боях с превосходящим в силах противником они сумели задержать продвижение приморского фланга немецко-фашистских войск на пять дней, что в условиях тяжелой для нас и быстро менявшейся обстановки начала войны было очень важно. Оборона Либавы была непродолжительной, но это, ни в малейшей мере не снижает доблести ее защитников - причины захвата этой базы врагом совсем иного порядка.

Опыт непродолжительной обороны Либавы, вскрывший ряд ошибок и просчетов оперативно-тактического и организационного характера, позволил сделать ряд полезных выводов. Прежде всего, нельзя пройти мимо необоснованного решения об организации военно-морской базы в Либаве - в непосредственной близости к германской границе. Об угрозе захвата Либавы с суши свидетельствовал опыт первой мировой войны с той лишь разницей, что скорость возможного продвижения противника к этой базе по суше в 1914 г. была значительно меньшей. Существование такой базы в непосредственной близости к границе с Германией, которая все время оставалась потенциально враждебной СССР, могло быть в какой-то степени оправдано лишь крайней необходимостью, связанной с военно-географическими особенностями театра.

Но на восточном побережье Балтийского моря и в Рижском заливе имелись другие, более подходящие пункты, которые могли служить передовыми базами. Во всяком случае, решение о создании передовой военно-морской базы в какой-то степени оправдывалось бы лишь при наличии мощного и развитого в глубину сухопутного приграничного укрепленного района. Не исключалась и необходимость создания полукругового сухопутного фронта обороны военно-морской базы. Однако ни того, ни другого не было. Явственно определившаяся угроза войны заставила поставить вопрос о замене Либавской базы большей по размерам Прибалтийской военно-морской базой.

Но времени оставалось мало, и это организационное мероприятие к началу войны оказалось незавершенным. 67-й стрелковой дивизии предстояло взаимодействовать с силами Либавской военно-морской базы в обороне морского побережья. Между тем до 2 час. 22 июня такое взаимодействие организовано не было. Только за два часа до нападения фашистской авиации командир дивизии генерал-майор Н.А. Дедаев встретился в штабе базы с ее командиром капитаном 1 ранга М.С. Клевенским и договорился о некоторых принципиальных вопросах взаимодействия. Было решено: командир военно-морской базы, подчиняясь командиру 67-й дивизии как старшему по званию, будет руководить внутренней обороной Либавы и обороной ее с моря, а командир дивизии - обороной базы с суши.

В Раздел