10.03.2018

Ластоногие пловцы. Окровавленные пески Нормандии (1 часть)

Все страны - участницы второй мировой войны вследствие особых условий, в которых каждая из них находилась, имели свои особые нужды и располагали различными возможностями. Россия вела ожесточенные военные действия в основном на сухопутных фронтах. Франция была сброшена со счетов как боевая держава задолго до того, как вообще появилась необходимость в десантных операциях. Германия воевала на суше, в воздухе и на море, используя подводные лодки. Но положение Италии было совсем иным. Еще со времен Римской империи итальянцы называли Средиземное море Mare Nostrum, что значит «наше море»

Они никак не могли расстаться с воспоминаниями о тех днях, когда доблестные римские легионы покоряли одну страну за другой, и это, видимо, было причиной того, что итальянцы придавали слишком большое значение своим крупным и не очень-то специализированным сухопутным соединениям. В начале второй мировой войны Италия не могла эффективно использовать армию, которой располагала, поскольку в Mare Nostrum господствовал английский военно-морской флот. Итальянский же флот был слишком слаб, чтобы оспаривать это господство.

В поисках выхода из создавшегося положения Италия создала совершенно новый вид оружия - этим оружием явилась 10-я легкая флотилия, куда входили боевые пловцы, управляемые торпеды, взрывающиеся катера и обычные подводные лодки, приспособленные для доставки пловцов и их снаряжения в район скопления вражеских судов. Задача флотилии сводилась к потоплению военных кораблей и торговых судов союзников на всем протяжении Средиземного моря - от Гибралтара до Александрии. Деятельность японских боевых пловцов еще не достаточно изучена. Японские боевые пловцы не участвовали в подготовке десантных операций, поскольку в ходе таких операций японским десантникам не приходилось преодолевать береговые укрепления, ведь атакуемые ими острова не были подготовлены к тому, чтобы отразить вторжение.

Но они применяли для защиты от десантов союзных войск методы, очень схожие с методами итальянских боевых пловцов. Англичане, сильно страдавшие от того, что в мирное время не успели приобрести достаточный опыт, старались перенять от итальянцев все, что могли: они использовали в районе Гибралтара боевых пловцов для борьбы с итальянскими пловцами; вооруженные аппаратами, представлявшими собой копии итальянских управляемых торпед, они совершили налет на три итальянских порта. Их крохотные подводные лодки типа «X», участвовавшие в нападении на германский линкор «Тирпиц», чаще использовались для транспортировки водолазов-диверсантов, чем для решения обычных тактических задач, которые ставятся перед подводными лодками.

А английские «люди-лягушки» расчищали отмели Нормандского побережья теми же методами и в тех же условиях, что и американские отряды боевых подрывников. Американские боевые пловцы с самого начала стали специализироваться в выполнении наступательных операций. В ходе войны произошел поворот, и перед союзниками встала задача подготовки множества крупных десантных операций. Это была сложная проблема. С той самой поры, как из столкновений между племенами ведение войны превратилось в искусство, одной из главных целей полководца было навязать бой противнику в неблагоприятных для того условиях.

В бронзовый век укрепления строились на вершинах холмов, благодаря чему атакующие подходили к цели обессиленными и представляли собой удобные мишени, в то время как обороняющиеся были укрыты за крепкими каменными стенами. И по сие время для того, чтобы отразить атаку противника, генералы используют возвышенности, реки, болота и иные естественные препятствия. Практически у наступающих есть лишь два способа избежать излишних потерь: обойти с флангов сильно укрепленную позицию или выманить защитников ложным отступлением. Ни тем, ни другим способом союзники воспользоваться не могли.

Побережье Европы находилось в руках немцев и итальянцев, японцы занимали укрепленные и снабженные всем необходимым острова, обойти их не представлялось возможным. Кровопролитная лобовая атака была неизбежна. Теперь мы на опыте убедились, что при подобных атаках можно добиться успеха, хотя за него и приходится платить дорогой ценой. В ту же пору многие эксперты сомневались в этом. Они заявляли, что успешное осуществление высадки крупных соединений на сильно укрепленный вражеский берег - вещь немыслимая и невозможная.

В подтверждение этого они ссылались на тот факт, что самолеты, базирующиеся на сухопутных аэродромах, превосходят по своим данным самолеты, базирующиеся на авианосцах; что огонь береговых батарей точнее огня корабельных орудий; что доты и казематы представляют собой более надежное укрепление, чем десантные суда; что штормовая погода будет на руку обороняющимся, укрепившимся на берегу. У союзников было лишь два козыря: внезапность и большая, чем у противника, маневренность. Но возможно ли было обучить, создать и организовать величайшую в истории армаду, где каждый боец знал бы свою задачу, и не допустить, чтобы об этом стало известно противнику?

Очевидно, возможно, раз так оно и случилось. Правда, противник догадывался о подготовке какой-то гигантской десантной операции, но он не мог предположить более или менее точно, где именно произойдет высадка. Поистине удивительный факт, резко отличавший нормандскую операцию от высадки союзников в Италии и на юге Франции; недаром обе эти операции получили название «самая явная тайна второй мировой войны». Преимущество, заключавшееся в большей маневренности, означало, что союзники могли в любом пункте создать перевес сил над противником, вынужденным рассредоточить свои войска на всем протяжении береговой линии.

Но, в конечном счете, такое преимущество зависело от того, удастся ли сохранить план высадки в абсолютной тайне. Узнай неприятель заранее, в каком месте будут сконцентрированы силы союзников, он бросил бы подкрепления на угрожаемый участок, тем самым сведя на нет численное превосходство десантных войск. Но на практике возможность нанести удар в любую из точек береговой линии оказалась весьма ограниченной. Имелись такие участки, где прорыв линии вражеских укреплений был бы бесполезен, поскольку противник смог бы отойти и перегруппироваться; были участки, находившиеся слишком далеко от центра Германии.

Другие участки были скалистые или с низкими топкими берегами, или с иными неблагоприятными естественными условиями. Необходимость иметь базирующуюся на суше авиацию, проблема переправки огромной армии, для разрешения которой нужна была целая армада малых судов, необходимость установить кратчайшие коммуникации для снабжения войск в случае успеха высадки - все это вынуждало остановиться на ограниченном участке побережья непосредственно напротив Англии. Естественно, что в немецком генеральном штабе все это понимали и давно были готовы к возможному вторжению.

Союзниками заранее был намечен ряд пунктов, в которых придется взламывать оборону противника, поскольку невероятно сложные планы действий для каждого рода войск следовало скоординировать абсолютно точно. Это же в свою очередь зависело от различия в расстояниях между многочисленными пунктами отправления и пунктами назначения, от расхождения в скоростях кораблей различного типа. Однако, по сведениям разведки, в намеченных пунктах не было обнаружено каких-либо приготовлений со стороны противника, которые делаются в бешеной спешке в последнюю минуту. Это было приятной вестью.

Американским боевым подрывникам и английским «людям-лягушкам» вряд ли пришлись бы по вкусу дополнительные сведения, если бы они стали известны им в период обучения. Как оказалось, возле берега и в открытом море были установлены мины: контактные, взрывавшиеся от прикосновения; магнитные, где взрыватель срабатывал при приближении к мине стального корпуса корабля; акустические, взрывающиеся от шума винтов. Подрывники могли погибнуть от мин, не успев достигнуть прибрежной полосы, а ведь главной их задачей было уничтожение препятствий на самой отмели.

В Раздел