18.03.2018

Ластоногие пловцы. Дальнейшая подготовка (1 часть)

Суровые проверки, заканчивающиеся «адской неделей», еще не дают солдату основания считать себя боевым пловцом. Пройдя предварительную подготовку, он лишь получает право на еще более тяжкие испытания, которые могли бы оказаться опасными для здоровья или даже для жизни, не будь этой предварительной закалки. Находится ли курсант на тихоокеанской базе в Коронадо или же на атлантической базе в Литл-Крик, он все равно должен пройти 16-недельный курс обучения. После этого, прежде чем он станет равноправным бойцом команды подводных подрывных работ, ему предстоит еще пройти шестимесячный испытательный срок.

Подготовка боевых пловцов для Атлантических амфибийных сил, как мы уже говорили, ведется в Литл-Крике (если дело происходит летом) или же в Рузвельт-Роудс (если дело происходит зимой). Однако сам курсант не имеет права выбора. После того как человеческий материал испытан на разрыв и на сжатие, после того как скрытые его изъяны выявлены, из него постепенно можно ковать бесценную сталь для наконечника копья вторжения. Теперь тех, кто уцелел после отсева, - будь то офицер или рядовой - можно «подтянуть», применяя индивидуальный подход.

«Подтягивание» может состоять в том, что одному пропишут специальную гимнастику, штангу для укрепления кистей рук, брюшного пресса или иных мышц. Другому, если он, плавая, расходует слишком много энергии, могут порекомендовать улучшить свой стиль плавания. Если ученик испытывает инстинктивный страх, который мешает ему задерживать дыхание под водой хотя бы на минуту, то с помощью дополнительной тренировки он избавится от этого недостатка. Более сложен случай, когда боец медлит, пусть даже считанные секунды, с выполнением приказа. Возможно, такой пловец из числа людей, которые любят поразмыслить, прежде чем на что-то решиться.

Возможно, он попросту стал медленнее шевелить мозгами вследствие усталости. А может, это закоренелый индивидуалист, которому нужно побороть в себе инстинкт самолюбия, прежде чем повиноваться. Какова бы ни была причина, ее необходимо установить, и сделать это должен не врач-психоаналитик у себя в кабинете, а инструктор, причем во время курса обучения. Ибо группа боевых пловцов должна действовать четко, как хорошо смазанная машина, иногда с точностью до долей секунды. Поэтому ни в коем случае нельзя допустить, чтобы дурные привычки укоренялись. Хотя закаленным атлетам приходится быть теперь и студентами, физическая нагрузка все увеличивается.

Особенное внимание уделяется тому, чтобы научить их обращаться с семиместной надувной лодкой весом 160 килограммов. Это чудовище - прямой потомок тех лодок, что использовались в Форт-Пирсе лет двадцать назад, но курсанты во всеуслышание клевещут на него, называя беднягу ублюдком. В боевых условиях седьмое место в лодке, естественно, предназначается для взрывчатки. Правда, ни один по-настоящему оперившийся (или, точнее сказать, «оластившийся») боевой пловец в военное время не сочтет себя одетым так, как ему приличествует, если не нацепит на себя заряд Хагенсена детонаторы или не обмотает себя детонационным шнуром.

Но, так или иначе, когда понадобится тащить куда-нибудь семиместную лодку, для этой цели будет выделено только шесть носильщиков. Курсанты несут ее на головах - бегом, выбиваясь из сил, - по грязи, рыхлому песку, в волнах прибоя, по болоту. Тот, кто пониже других, кладет на свой алый шлем жестянку, чтобы, не отставая от других, нести часть общего бремени. Всегда - и во время штрафных пробежек, и во время межкомандных соревнований - лодку постоянно охраняют. Если оставить лодку без присмотра, хоть на минуту, кто-нибудь из инструкторов выпустит из нее воздух, и тогда придется накачивать ее вручную.

Надувная лодка превращается в сущее наваждение, вроде альбатроса, преследовавшего старого моряка. Курсанты освобождаются от этого груза разве только в классе. Во время военных игр они прячутся вместе с ней. Если инструкторы обнаруживают курсантов, те должны прятаться еще и еще раз. Если же курсантам все-таки удается спрятаться от своих сторожевых псов, им разрешают вернуться в казармы, где каждого ждет бесценная награда - целый час отдыха. Есть еще одна игра, в которой проверяют умение незаметно высадиться на чужой берег. Если курсанты сумеют это сделать, то, согласно традиции, они вправе поймать своих инструкторов и бросить их в море.

Чего не дашь за такое удовольствие! Говорят, будто однажды инструкторы сразу пошли топором ко дну и… отыскались лишь на другой день. Оказывается, предусмотрительно спрятав на дне дыхательные аппараты, они надели их под водой и уплыли с глаз долой. Не станем ручаться за достоверность этой истории, но она вполне в духе подготовки боевых пловцов. Едва со шлемов группы боевых пловцов, состоящей из 6 человек, сваливается 160-килограммовая тяжесть, как взамен появляется десятиместная лодка, весящая на полсотни кило больше, и башмаки курсантов еще глубже погружаются в трясину и песок.

Если у боевых пловцов и остается время для сна, то и тогда им снятся все те же осточертевшие лодки. К этому времени курсанты уже знают, что в современных операциях надувные лодки играют все менее важную роль, и оттого возня с этой игрушкой становится им особенно противной. Но в этой, казалось бы, бессмысленной затее, несомненно, заключен особый смысл. Подобное происходит в любом из родов войск, где для муштры солдат используется какой-нибудь предмет служебного обихода, который давно устарел или совсем не применяется в условиях современной войны.

Но лишь таким способом можно приучить солдата выполнять приказ только потому, что это приказ, и заставить его вкладывать все свое рвение в выполнение бесполезных с первого взгляда задач. Муки совести, колебания или физическое нежелание выполнить то или иное задание допустимы на гражданской службе, а в хаосе боя, в постоянно меняющихся условиях, они недопустимы. Боевой пловец должен сохранять трезвость и разумность суждений при любых обстоятельствах, что главным образом зависит от подбора людей нужного сорта. И в то же время он обязан повиноваться - автоматически и не колеблясь.

Для этой цели и служит эта, вроде бы бесполезная, возня с надувной лодкой. Между тем все большее внимание обращается на умение плавать. На смену прежним капковым приходят надувные жилеты. В воде они не так замедляют движение, но в состоянии удержать на плаву измученного или раненого пловца до тех пор, пока напарник не отбуксирует его в безопасное место. Наконец пловцы получают ласты. Большинство курсантов пробовали плавать с ними еще до поступления на курсы, но применяли при этом иной стиль, чем те три способа, которые приняты у боевых пловцов. Пловцы для передвижения используют только ноги.

В Раздел