10.03.2018

Ластоногие пловцы. Ступени к Японии (1 часть)

Военные операции на тихоокеанском театре военных действий имели мало общего с вторжением союзников в Европу. Одинаковыми были только раны, смертные муки и почти нечеловеческая храбрость солдат. Нормандия отстояла от ближайшего отправного пункта в Южной Англии менее чем на сотню миль. Расстояние же от Сан-Франциско до Японии (через Гавайские острова) составляет почти пять с половиной тысяч миль. Так что вторжение в Японию непосредственно из Америки осуществлено быть не могло. Десятки островов, захваченных японцами, были сильно укреплены и превращены в военные базы.

Оставить их у себя на флангах было нельзя. Вставала задача захватить их и превратить в американские базы еще до вторжения в метрополию. Расстояния были огромны, проблемы снабжения и транспортировки войск чрезвычайно трудны. Стратегические вопросы касались будущих боевых пловцов косвенно, лишь постольку, поскольку им приходилось подолгу плыть в тесноте, на транспортах, набитых людьми. Перед ними стоял ряд тактических задач, сводившихся к тому, чтобы, покрыв две-три мили, добраться до вражеского побережья. Налет на Тараву, осуществленный еще до высадки в Нормандии, показал, что нужно делать.

Но как это нужно делать, он не показал, поскольку в ту пору не существовало, ни флотских подрывников, ни боевых пловцов. Остров Бетио, находящийся в лагуне Тарава, представлял собой длинную узкую полоску земли площадью всего в квадратную милю. Он прочно удерживался гарнизоном в 5000 японских солдат. Были приняты все известные тогда меры предосторожности, которые должны были обеспечить успех высадки. Задолго до операции с подводной лодки было произведено эхолотирование дна и фотографирование через перископ, так что подступы к острову были достаточно изучены.

Плюс к этому с самолетов, пролетавших на бреющем полете, была произведена стереофотосъемка оборонительных сооружений и коралловых рифов. Был учтен даже такой осложняющий дело фактор, как промежуточные приливы, возникающие под действием преобладающих ветров и течений. Казалось, при подготовке к высадке было предусмотрено все. И все-таки находившиеся возле берега рифы помешали десантным судам и другим кораблям подойти вплотную к острову, чтобы оказать поддержку первому эшелону десантников, спущенному на воду на небольших гусеничных машинах-амфибиях.

Из 125 амфибий 90 было уничтожено огнем противника; солдаты морской пехоты, которых они должны были доставить на берег, были перестреляны вражескими солдатами, пока целых полторы мили брели по пояс в воде. Остров был взят лишь на четвертые сутки. За это время 5000 защитников уничтожили или ранили 3000 атакующих. Процент убитых был необычайно высок. Если бы на каждом из островов, которые им предстояло захватить, американские солдаты и впредь несли бы такие же тяжелые потери, военные действия на тихоокеанском театре затянулись бы, а может и вовсе застыли бы на мертвой точке.

Экспериментальным путем было установлено, что ни бомбежкой, ни артиллерийским огнем проделать проход в прибрежных рифах невозможно. Тогда были пущены в ход механические подрывные средства. Первыми из них были испробованы управляемые по радио катера «Стингрей», нагруженные взрывчаткой. Возлагавшихся на них надежд они не оправдали. Не могли ли помочь делу команды боевых пловцов, подготовленных в Форт-Пирсе? Это были все еще «пешие» подрывники, действовавшие с надувных резиновых лодок. На них была надета обычная походная форма, спасательные пояса.

Прежде чем лезть в воду, они спасательным концом привязывались к лодкам. У них имелись очки на случай, если придется погружаться в воду с головой, но не было, ни масок, ни ласт, ни иного оснащения; все это появилось позднее. Следующим в списке островов, которые надлежало взять с моря, был остров Кваджалейн. Именно тогда во время разведывательной операции боевые пловцы пустили в ход новые, не использовавшиеся ранее приемы. Под прикрытием «пляжного зонта» - огня корабельной артиллерии - четыре десантных корабля однажды утром отправились на вылазку.

Головной корабль, осыпаемый пулями и минами, в пятистах ярдах от берега остановился: дальнейшему продвижению мешала гряда коралловых рифов. Тогда два боевых пловца скинули с себя одежду и нырнули в воду. Подплыв к берегу, они разглядели береговые укрепления противника и множество ранее не замеченных рифов, которые помешали бы осуществить высадку с десантных барж. На основании их донесений план высадки был изменен. Вместо десантных барж при первой атаке были использованы транспортеры-амфибии - стальные коробки, снабженные гребными винтами для передвижения по воде и гусеницами для перемещения по суше.

Действуя вместе с танками-амфибиями, транспортеры проникли в глубь острова, понеся небольшие потери. На следующий день боевым пловцам пришлось сочетать разведывательные действия с подрывными. С помощью зарядов взрывчатки они проделали в рифах проходы для судов, которые должны были обеспечивать доставку на берег боеприпасов, снаряжения, подкреплений и эвакуировать с острова раненых. На одном из участков путь десантникам преградил дот. Боевые пловцы расправились с этим массивным железобетонным сооружением на свой манер - с помощью взрывчатки.

Во время высадки на Эниветок, стоявший следующим на очереди, тактика боевых пловцов сделала еще один шаг вперед. Накануне высадки под прикрытием артиллерийского огня два транспортера-амфибии - на каждом из них находилось по отделению боевых пловцов - часа два кружили в полусотне ярдов от берега, занятого противником. Несмотря на минометный и пулеметный огонь, боевые пловцы скинули с себя форму, надели очки и, прыгнув в воду, принялись закреплять буи на коралловых рифах, находившихся в опасной для судов близости от поверхности.

В Раздел