10.03.2018

Ластоногие пловцы. Ступени к Японии (2 часть)

Кроме того, с помощью буйков они обозначили проход, которым должны были назавтра воспользоваться десантные суда, а также засекли вражеские огневые точки, уцелевшие после обстрела. Во время атаки на следующий день боевые пловцы выполняли роль проводников первого эшелона десантников: сбившиеся с пути транспортеры-амфибии, попавшие в опасную зону, они направляли в расчищенные проходы. После этого они принялись проделывать новые проходы и расчищать взрывами места для якорных стоянок кораблей. Лишь тогда появилась у них первая жертва: один раненый.

Отряды пловцов-подрывников учились своему делу в настоящих боевых условиях. Не располагая ни инструкторами, ни опытом предшественников, представители этого новейшего рода войск каждый шаг делали на ощупь. Появились такие новинки, как ночная разведка с использованием надувных лодок; разведка в дневное время почти у самого берега; обнаружение подводных препятствий и обозначение их буйками. Но они все еще оставались обыкновенными подрывниками, использующими шлюпки. Такими они были и во время высадки в Италии, а затем - на Средиземноморское побережье Франции.

Лишь во время трудных операций по взятию многочисленных островов, рассыпанных по просторам Тихого океана, подрывники превратились в пловцов. Решающим доводом в пользу замены подрывников боевыми пловцами было то соображение, что они представляют собой менее заметную и соблазнительную мишень, чем целый отряд подрывников, сгрудившихся на небольшом судне вместе со своим смертоносным грузом. Подобное решение было весьма ответственным: теперь боевые пловцы должны были пойти на задание, которое на первый взгляд смахивало на самоубийство. Обычное обмундирование, башмаки и спасательные жилеты больше не использовались.

Пришлось внести изменения и в инструкцию, требовавшую, чтобы пловец непременно тянул за собой спасательный конец, привязанный к шлюпке. Спешно доставалось новое оснащение. На смену очкам, искажающим предметы под водой, пришли маски. Кроме того, пловцам позарез были нужны водонепроницаемые часы и компасы на случай, если бы им понадобилось преодолевать значительные расстояния, да еще в ночное время. Упор делался на подготовку шестерок: при таком количестве бойцов, возможно, было сохранять целостность группы и поддерживать на воде связь друг с другом. Пловцы были разбиты на неразлучные пары: каждый отвечал за жизнь своего напарника и выполнение обязанностей, возложенных на данную двойку.

Не последнюю роль в этой перестройке сыграл Дрейпер Кауфманн, тот самый офицер, который начал подготавливать их в Форт-Пирсе. Во время Сайпанской операции он возглавил отряд боевых пловцов. При подготовке этой операции перед пловцами была поставлена задача, с которой им никогда еще не приходилось сталкиваться. Казалось, что выполнить ее невозможно, но испробовать, что из этого выйдет, было необходимо. Боевым пловцам надо было добраться от рифовой гряды до занятого противником берега. Расстояние, которое им предстояло покрыть, составляло от одного до двух километров.

Задача заключалась в том, чтобы засечь вражеские береговые батареи, убрать все подводные препятствия и произвести промер глубин. Дело осложнялось тем, что, согласно донесениям разведки, рифовая гряда была хорошо пристреляна японскими артиллеристами. Подрывные работы следовало произвести в последнюю очередь, когда пловцы уже должны были выбираться из воды. Но необычные гидрографические исследования и обвеховывание препятствий следовало производить одновременно. Каждый пловец был выкрашен голубой краской, чтобы загорелое его тело сливалось с водой.

Черные кольца, нанесенные через каждый фут, превращали боевого пловца в живой футшток для определения глубины в отмелых местах. Обвешанный, как елка игрушками, небольшими буйками для отметки подводных препятствий, в наколенниках, спортивных туфлях и перчатках, защищавших его от порезов об острые рифы, со шлемом на голове, боевой пловец представлял собой довольно оригинальное зрелище, способное до смерти перепугать всех рыб. Действия американских войск севернее мыса Сузун были характерными для такого рода десантных операций. Боевые пловцы на десантных судах, идущих на большой скорости, доставлялись почти к самой рифовой гряде.

Распространенный ныне метод «сбрасывания» был применен там впервые. К борту судна, обращенному к берегу, была пришвартована резиновая лодка. В нее попарно прыгали боевые пловцы. Оттуда они ныряли в воду: семь пар пловцов с каждого судна; расстояние между парами составляло 100 метров. Таким образом, охватывался участок протяженностью в 700 метров. На каждом из четырех десантных судов находился пловец-офицер с водонепроницаемым портативным приемо-передатчиком. Он докладывал обстановку и в случае надобности вызывал огневое прикрытие.

А на берегу с грохотом рвались снаряды «пляжного зонта», который должен был подавить огневые точки японцев, отвечавших огнем стрелкового оружия и артиллерии. Промер глубин производился следующим образом. Один из пловцов, составлявших боевую пару, разматывал линь, разбитый на отрезки по 25 метров, и возле каждой отметки измерял глубину лотом. В это время его напарник кружил рядом, отыскивая и отмечая препятствия. Каждый пловец заносил сведения на пластмассовую дощечку. Такой метод явился прообразом ныне употребляющегося способа промера.

В этой операции на помощь подрывникам пришли «плавучие матрацы» - надувные плоты с электрическими моторчиками. Это была еще одна новинка. Разумеется, «плавучие матрацы» представляли собой более заметную мишень, чем головы пловцов, то показывающиеся из воды, то исчезающие, и поэтому привлекали внимание вражеских стрелков. На одном из таких плотов находился командир боевых пловцов. Благодаря четкой слаженности действий десантных судов, резиновых плотов и взаимной помощи пловцов две команды в составе 200 бойцов и офицеров понесли небольшие потери: двое убитых, пятеро раненых и шестеро контуженных подводным взрывом.

В Раздел