10.03.2018

Ластоногие пловцы. Ступени к Японии (4 часть)

Именно боевые пловцы помогали свести до возможного минимума потери при высадке; углубляя и расширяя проходы и расчищая места для якорных стоянок, они также способствовали скорейшей доставке подкреплений, припасов и эвакуации раненых. Теперь дошла очередь до Филиппин. Из множества островов для высадки десанта выбран был остров Лейте. К несчастью, малым тральщикам пришлось туго: налетел шквал, разгулялась волна. Поэтому подходы к острову остались непротраленными и более крупные суда не смогли подойти к берегу ближе, чем на пять миль. Воздушной поддержки боевые пловцы не получили, а огневое прикрытие было довольно жидким.

В воде, взбаламученной штормом, ничего не было видно, и пловцам пришлось работать, ориентируясь по глубинам, и отыскивать заграждения на ощупь. Хотя многие пловцы добрались до самого мелководья, мин и каких-либо искусственных препятствий они не обнаружили. Во время разведки боевые пловцы и экипажи кораблей, непосредственно их поддерживавших, хорошо поработали. Однако из-за слабости огневого прикрытия вражеских солдат не удалось загнать в окопы, и это привело к тому, что боевые пловцы потеряли троих убитыми и четырнадцать ранеными. Этот день был для них не самым удачным днем.

Но данные их разведки сыграли свою роль. На этот раз после ожесточенной бомбардировки на берег почти беспрепятственно высадились четыре дивизии, тем самым дав генералу Макартуру возможность выполнить давнишнее свое обещание вернуться на Филиппины. Во время операций в заливе Лингайен у американцев появился новый и грозный враг - «камикадзэ», летчики-смертники. Тогда же японцы пустили в ход и менее известное оружие - «корабли-самоубийцы» - небольшие катера, груженные взрывчаткой, представлявшие собой некое подобие американских «Стингреев»

Хотя боевые пловцы благодаря более сильной огневой поддержке, чем при операции на Лейте, уже не несли потерь во время разведки, при падении на транспорт самолета, пилотируемого камикадзе, было убито 11 и ранено 15 боевых пловцов. Разведывательные операции на восточном и западном побережьях острова Иводзима также производились по плану; пловцы не понесли потерь, несмотря на ожесточенный огонь противника. Но и на этот раз боевым пловцам, удачливым в воде, на борту судна не повезло: при атаке другого камикадзе погибло 18 бойцов, 33 человека было ранено. От двух этих атак камикадзе боевые пловцы понесли больше потерь, чем во всех операциях, начиная с высадки в Европе.

На «сухом месте» они были гораздо более уязвимы, чем в воде. Остров Окинава, от которого до Японии всего сутки ходу, оказался крепким орешком. Он был укреплен ничуть не хуже, чем острова самой метрополии. Задача взаимодействия 1000 боевых пловцов, разбитых на десять команд, с прочими родами войск, требовала более четкой и детальной предварительной подготовки, чем когда-либо прежде. Ведь в операции должны были участвовать почти полмиллиона солдат; по величине эта флотилия уступала лишь той, что участвовала в высадке в Нормандии. Побережье острова обследовалось от участка к участку - как с огневым прикрытием, так и без него.

Камикадзе и катера-смертники усложняли обстановку. Одной команде боевых пловцов пришлось вступить в схватку с вражескими солдатами; им удалось благополучно вернуться назад, но там они получили нагоняй за то, что вылезли из воды. Другая команда подверглась бомбежке и обстрелу самолетами собственной морской авиации. Для этой операции характерно было то, что в ответ на просьбу боевых пловцов подавить какую-либо вражескую батарею тотчас же открывали огонь корабли поддержки и принимались за дело пикирующие бомбардировщики. После взятия Окинавы боевые пловцы отправились на юг, на Борнео и Новую Гвинею, чтобы ликвидировать изолированные гарнизоны японцев.

Ничему новому тут они не научились. Правда, здесь произошло весьма печальное недоразумение - авиация 13-го военно-воздушного флота начала бомбить собственных боевых пловцов. Несмотря на ожесточенный огонь противника, всех раненых и контуженых, за исключением одного, удалось эвакуировать. Постепенно набирала силы новая мощная армада, готовившаяся к высадке десанта на острова метрополии. Огромная протяженность коммуникаций, налеты камикадзе, для защиты от которых не было найдено никаких эффективных средств, ожидание самого ожесточенного сопротивления японцев - все это заставляло полагать, что даже кровопролитная высадка в Нормандии по сравнению с тем, что предстояло, покажется всего лишь детской игрой.

Но тут, точно гром средь ясного неба, грянули взрывы атомных бомб, и было заключено перемирие. Одна из команд боевых пловцов первой высадилась на японской земле и официально приняла Сдачу японского форта, во время которой пловцам был вручен традиционный самурайский меч. Задачи и методы действий боевых пловцов во время второй мировой и корейской войн были разработаны не сразу, но лишь после многих испытаний и ошибок. Тарава показала необходимость подготовки специалистов, каких тогда еще не было. «Пешие» боевые подрывники лишь расчищали нормандские отмели для высадки десанта.

Многочисленные десантные операции при «перескакивании» с острова на остров в Тихом океане также были бы исключительно кровопролитными и вряд ли всегда успешными, если бы не боевые пловцы. Надо отметить, что во время действий на Тихом океане потери среди боевых пловцов были ничтожны; говорят, что они составляли лишь 1 % от всего их числа. В это число следует включить и урон, нанесенный атаками камикадзе, поскольку непосредственно во время боевых операций потери боевых пловцов были гораздо меньшими.

Это обстоятельство боевые пловцы объясняют своей блестящей физической подготовкой. Они доказали на деле, что, пока не ослабнет дух пловца, не может ослабеть и его тело. Его разум должен всецело владеть измученным полумертвым телом. А это тело может превозмочь такие трудности и лишения, какие известны не всякому первоклассному спортсмену, даже боксеру.

В Раздел