18.03.2018

Ластоногие пловцы. Под покровом тайны (4 часть)

На этот раз обстановка усложнилась: англичане стали бдительнее и время от времени сбрасывали глубинные бомбы. В результате диверсантами был потоплен только один транспорт водоизмещением около 1800 тонн. Во время атаки на Алжир, состоявшейся 11 декабря, была применена иная тактика. Из подводной лодки, подошедшей к кораблям противника, стоявшим на рейде, был высажен боевой пловец, снабженный телефоном. Подводная лодка, по-прежнему находясь на глубине 18 метров и следуя указаниям пловца, подошла к якорной стоянке противника; здесь из нее вышли десять пловцов-диверсантов.

На это понадобилось полчаса. Затем из контейнеров, закрепленных на палубе, были извлечены три управляемые торпеды. На это ушло еще 20 минут. Из-за того что пловцы замешкались, удалось атаковать лишь транспорты, стоявшие на рейде; в гавань пловцы проникнуть не сумели. Управляемыми торпедами было потоплено или повреждено три, подрывниками - два судна, общим водоизмещением около 28 000 тонн. На этот раз поблизости не было «нейтральной» страны, поэтому все члены экипажей управляемых торпед и пловцы-диверсанты попали в плен. 8 мая 1943 года три управляемые торпеды, стартовавшие из нейтрального Алхесираса, снова атаковали английские корабли на Гибралтарском рейде.

Их водители, прикрепив боеголовки к корпусам вражеских кораблей, благополучно вернулись на своих снарядах на судно, служившее им убежищем, и оттуда наблюдали за тем, как один за другим взорвались и утонули три транспорта общим водоизмещением почти в 20 000 тонн. В результате повторной диверсии 3 августа было потоплено еще три судна водоизмещением в 23 000 тонн. Один из диверсантов был захвачен в плен, но все три управляемые торпеды в целости и сохранности вернулись в свое убежище. Это была последняя операция, в которой использовались управляемые торпеды. Между тем был разработан еще один способ проведения диверсий.

Использовавшиеся боевыми пловцами мины-«присоски» были переданы в руки флотских диверсантов, обосновавшихся в нейтральных портах Уэльва, Малага и Барселона в Испании и Лиссабон и Опорто - в Португалии. Мины-«присоски» теперь были снабжены приспособлением наподобие скобы, защищавшим мину (для борьбы с «присосками» на судах союзников под днищем периодически протаскивали стальной трос). Были они снабжены и еще более важным приспособлением: небольшим винтом. Лишь после того, как судно выходило из порта, и винт этот начинал вращаться, срабатывал взрыватель замедленного действия.

Как бы долго ни находилось судно в гавани, с ним ничего не случалось. Отойдя же на 5 или более миль в море, где поднять его со дна не было возможности, оно тонуло. Причем гибель его могла быть объяснена столкновением с миной или атакой торпеды. Никому и в голову не могло бы прийти, что это диверсия. По этой причине нельзя судить о том, насколько успешны были такие опыты, если не считать диверсий, произведенных неподалеку от турецких портов Александретта и Мерсин (где было потоплено два транспорта водоизмещением по 7000 тонн и один водоизмещением в 10 000 тонн)

Отдавая должное итальянским пловцам, признавая первенство итальянцев в создании кислородного аппарата, легководолазных костюмов, ластов и мин-«присосок», их инициативу в деле использования управляемых торпед, нужно все же отметить, что своими успехами они обязаны главным образом на редкость благоприятному стечению обстоятельств. Налет на Гибралтар из Алхесираса можно сравнить с нападением на Нью-Йоркскую гавань из нейтральной базы, допустим, в Бруклине. Но вернемся к настоящему. При дальнейшем своем обучении боевые пловцы используют то небольшое количество управляемых торпед, «мокрых» и «сухих» подводных лодок-малюток, какое им удалось приобрести.

Но все эти средства лишь с натяжкой можно назвать удовлетворительными. Для успешного достижения цели необходимо изобрести какое-то новое горючее наподобие того, что используется сейчас в новейших реактивных двигателях. Операции с использованием подводной лодки включают в себя выпуск и прием диверсантов под водой. Для этих целей использовались как входной люк, так и торпедные аппараты. Даже в самом лучшем случае выход диверсантов занимает много времени. Как мы уже отметили, неизбежная эта задержка и послужила причиной недостаточной эффективности нападения итальянских подводных диверсантов на Алжир.

Лишь тогда, когда подводные лодки будут оборудованы специальными люками, на выход каждого диверсанта понадобится меньше трех минут. Вполне очевидно, что задачи диверсантов коренным образом отличаются от задач, стоящих перед боевыми пловцами. Производит ли боевой пловец разведку, промер глубин или выполняет иную работу, связанную с подготовкой к высадке десанта, он никогда не удаляется от своей плавучей базы далее чем на 3–5 миль. База эта находится под охраной остальных кораблей оперативного соединения. Диверсант же работает в одиночку. Действовать ему чаще всего приходится с базы, удаленной от цели на сотни миль, в условиях полной секретности и без какой бы то ни было поддержки со стороны своих.

Как итальянцы, так и англичане в качестве средств доставки диверсантов использовали подводные лодки. Как уже было сказано, итальянцы научились выпускать пловцов и управляемые торпеды с подводных лодок, находящихся на значительной глубине. Но долгие, утомительные переходы на них, как уже было отмечено, плохо сказывались на самочувствии и боевом духе диверсантов. К тому же за время операций они потеряли, по меньшей мере, две подводные лодки. Командир 10-й легкой флотилии мечтал о том времени, когда переброска людей и штурмовых средств будет осуществляться по воздуху.

Это было двадцать лет тому назад, нынче же мечта вполне может стать действительностью. Теперь пловцы-диверсанты и управляемые торпеды могут доставляться к месту действий и даже эвакуироваться с помощью самолетов. Летающие лодки, если бы не их ограниченная скорость и небольшой радиус действия, явились бы наиболее удобным средством транспортировки. Однако, прежде чем заглядывать в будущее, разумно будет рассмотреть некоторые существующие в настоящее время технические новинки и методы работы.

В Раздел